Катехизис Мамытбекова – 2

28.02.2019
702
0
0
Катехизис Мамытбекова – 2

Продолжаю выкладывать наиболее интересные моменты из выступления ответственного секретаря Минсельхоза Казахстана Асылжана Мамытбекова на недавнем съезде Союза фермеров республики. Если первая часть «свода правил» или концепции, соавтором которой является сам господин Мамытбеков, посвящалась растениеводству (https://www.facebook.com/valeriysurganov/posts/3129543960405093), то вторая относится к животноводству.

 

Между прочим, эта уже реализуемая в сельской местности среди нашего фермерского бизнеса теория, укладывающаяся в госпрограмму развития мясного животноводства, тесно перекликается со спецпроектом Министерства сельского хозяйства РК "Ауыл - ел бесігі" – создания инфраструктуры социальной обустроенности и занятости на селе.

 

Напомню, что именно спецпроект "Ауыл - ел бесігі" поддержал накануне на съезде партии «Нур-Отан» глава государства Нурсултан Назарбаев, поручив выделить на его реализацию в ближайшие три года – 90 млрд. тенге.   

 

Так вот, рассказывая о мерах стимулирования занятости в глубинке, в традиционной для казахов отрасли животноводства, Асылжан Мамытбеков заявил, что субсидии в ней, как и в растениеводстве должны быть направлены на повышение интенсивности, продуктивности и внедрение технологий.

 

«Что такое интенсивность и продуктивность? Это улучшение племенных качеств скота. Поэтому сейчас создан специальный кредитный продукт, который стимулирует наличие племенных быков в стаде в мясном животноводстве. И субсидии настроены так, чтобы фермер обязательно приобретал племенного быка, повышая продуктивность. Результаты уже ощутимы. Если на период начала программы в 2011 году средний убойный вес по Казахстану был 156 килограммов на одну тушу КРС, то на сегодняшний день – 171 килограммов. То есть, мы в среднем по стране повысили убойный вес скота. В отдельных кластерах и регионах этот убойный вес достигает 200 кг и выше. Например, в актюбинском животноводческом кластере «Актеп», куда входят 330 фермерских хозяйств, средний убойный вес на крючке составляет 220 килограмм. Вот это и есть результат породного преобразования, когда генетические качества племенного быка переходят к его потомству и потом сказываются на продуктивности. Причем затраты фермер несет одни и те же, но в одном случае он получает на выходе 150 килограммов, а в другом - 200 килограмм мяса», - сообщил Мамытбеков.

 

Вторая сторона медали – это внедрение технологий, разделение и специализация этой отрасли.

 

«Да, в советское время у нас были спецхозы, которые занимались откормом: они собирали всех бычков, особенно молочно-товарных и откармливали. Чем только не кормили: варили каши, например, а килограмм привеса считался большим достижением. Этим и гордились. Но мы объявили, что основу мясной программы составляют малые фермеры, которые содержат маточное поголовье. Размер этого поголовья варьируется от 50 до 150 голов. Именно под них и открыли субсидии, которых раньше не было. Таким образом, субсидии открыты на селекционно-племенную работу, а раньше давали за килограмм мяса, но давали всего лишь 4 % от всей отрасли. Весь объем субсидий на мясо говядины не покрывал 4 % производства. Мы производим 400 тысяч тонн говядины в год, а субсидировалось всего лишь 20 тысяч тонн красного мяса. Сейчас же субсидии стимулируют фермеров содержать маточное поголовье. Перед осенью или в крайнем случае на следующий год он своего бычка до 12 месяцев сдает в откорм-хозяйство. За это именно маленькому фермеру платится субсидия. За то, чтобы он сдал своего бычка на откорм-площадку», - заверил Асылжан Мамытбеков.

 

Ответственный секретарь Минсельхоза опроверг тезис о том, что все субсидии на животноводство попадают крупным собственникам. Он уверен, что подобные утверждения идут от элементарного непонимания механизма субсидирования.

 

«Я готов отдельно встретиться с любым фермером и схематично показать на доске, разложить по полочкам, как устроены все субсидии. Основную их часть получает мелкий и средний фермер, именно для этих целей сделан кредитный продукт – для того, чтобы завозить маточное поголовье извне. Вы помните, когда мы начинали проект, мы думали, что у нас в стране 6 млн. голов крупного рогатого скота, но когда мы стали «бирковать» – пересчитывать, то оказалось, что 1,5 млн. голов не существует в природе. Они были только на бумаге. Естественно, это влияет на все планы, на все показатели», - сказал Мамытбеков.  

 

По словам ответственного секретаря МСХ теперь мы можем нарастить это поголовье сами, но процесс займет гораздо больше времени, чем в случае наращивания поголовья мелкого рогатого скота. Потому что у КРС биологический процесс протекает гораздо дольше. Поэтому и было принято решение завезти 1 млн. голов крупного рогатого скота маточного поголовья извне, не обязательно племенного, главное, чтобы у него были хорошие фенотипические данные.

 

«И не обязательно завозить скот из России. Но даже если КРС завозится с территории нашего северного соседа, то это не значит, что тамошние животноводы, продав скот нашим фермерам, на вырученные деньги смогут закупить большее поголовье у нас же. Нет. Мы за весь прошлый год реализации программы ни одной головы маточной в Россию не продали. А все потому, что нужно понимать, как устроена система животноводства в России. Вся система мясного животноводства России выстроена как вертикально интегрированная система по примеру «Мираторга» или других таких же крупных хозяйств, которые стремятся контролировать весь процесс. У них нет программы поддержки малых фермеров, как у нас в Казахстане, у них нет фермеров, которые с племенного репродуктора скупают телок, чтобы у себя разводить, а потому россияне вынуждены сбывать свой крупный рогатый скот», - разложил по полочкам Асылжан Мамытбеков.  

 

Он напомнил, что не Российская Федерация «закрыла границы» для наших животноводов со стороны некоторых своих регионов, а наоборот – Казахстан временно запретил ввоз скота из некоторых областей РФ, где были зафиксированы очаги нодулярного дерматита – смертоносной болезни КРС, попадание которой в Казахстан мгновенно поставит «шлагбаум» на наших попытках экспортировать мясо говядины в Китай.  

 

«Да, мы хотим завозить скот, но мы не должны импортировать с ним заразу», - уточнил Мамытбеков.

 

При этом, он подчеркнул, что сегодня буквально каждая категория субсидий обсуждается Минсельхозом открыто вместе с представителями Союза фермеров Казахстана, визируется и одобряется самим фермерским сообществом.

28 Февраль 2019
702 просмотров
0 комментариев
0 Поделились
Комментарии
лучшее в рубриках
на e-mail рассылку
о выходе новых статей
kazvedomosti.kz © Все права защищены 2019
Разработано в: #