Четыре столпа нового Минсельхоза

12.02.2019
85
0
0
Четыре столпа нового Минсельхоза

Семена, диверсификация посевов и корма, животноводство и экспорт

 

Современному агропромышленному комплексу (АПК) нашей страны предстоит развиваться сразу по нескольким ключевым направлениям. Это и диверсификация посевных площадей, и введение в оборот все большего числа орошаемых земель, выращивание кормовых культур с параллельным развитием животноводства – мясного и молочного, овцеводства и птицеводства. Все это уже происходит «здесь и сейчас», на наших глазах. Как и то, что помимо насыщения внутреннего рынка отечественными продуктами питания, Минсельхоз дополнительно делает ставку на экспорт сельскохозяйственного сырья и продукции его переработки, что окончательно решает насущный фермерский вопрос о сбыте, то есть «куда и по какой цене продать».

 

Семена – всему голова

 

Если начинать разговор с базовой отрасли сельского хозяйства – земледелия или растениеводства, то достаточно взглянуть на обеспечение казахстанских фермеров качественными семенами, чтобы понять, что реформа, затеянная Минсельхозом, назрела давно.

 

Например, в минувшем 2018 году на субсидирование семеноводства из местных бюджетов было выделено 8,1 млрд. тенге. Это позволило государству профинансировать 106 тысяч тонн семян сельхозкультур и 5,9 млн. штук элитных саженцев плодово-ягодных культур и винограда.

 

При этом, объем высеянных элитных семян составил 143 тысячи тонн или 5,9 % от общего объема высеянных семян по всему Казахстану, что, конечно же, не может устраивать руководство аграрного ведомства. Да, по сравнению с предыдущим 2017 годом, когда наши фермеры засеяли «элиты» на 126 тысяч тонн или 5,2 % от всего числа использованных семян при посевной кампании, наметился небольшой прогресс. Не говоря уже о том, что применение низкокачественных семян 4-й, 5-й и массовой репродукции сократилось с 311 тыс. тонн до 287,1 тыс. тонн или в 1,1 раза. Тем не менее, ситуацию необходимо было менять в корне.

 

Вначале на расширенном заседании правительства с участием главы государства, а затем на коллегии в МСХ, руководитель ведомства, заместитель премьер-министра Умирзак Шукеев повторил мысль о том, что «без хороших семян, все дальнейшие манипуляции с посевами тщетны». Тогда как в наши дни около 50 % казахстанских фермерских хозяйств засеваются семенами ниже третьей репродукции.

 

Поясню, что зачастую наши фермеры не приобретают семена новых гибридов растениеводческих культур, а используют зерна, которые проросли с предыдущим урожаем для посева очередного нового урожая. И так может продолжаться несколько раз – четыре-пять кругов низкокачественных посевов. А это напрямую сказывается на объеме собираемого урожая и доходах, получаемых фермером. Естественно, ни о каком повышении производительности труда в этих условиях не может идти и речи. Тем более, о ее повышении в 2,5 раза в ближайшие пять лет, как следует из послания президента. 

Поэтому с 1 января нынешнего года Минсельхоз запускает новую модель обеспечения фермеров семенами, причем семенами элитными. Так, если раньше наши аграрии постоянно экономили на семенах, используя «старый урожай», а фактически подходя к вопросу своего же обеспечения семенами по остаточному принципу, то теперь аграрное ведомство само берет на себя инициативу и предлагает фермерам выгодный сценарий.

Семена будут отпускаться нашим аграриям элитсемхозами или семхозами бесплатно, а 100 % расходов им возместят акиматы областей. Затем, осенью, после уборки урожая фермеры возвратят лишь 30 % от стоимости элитных семян или семян первой репродукции, а 70 % - фактически составит субсидия от государства.

Единственно, гибриды первого поколения таких культур как кукуруза, сахарная свекла, рапс, подсолнечник, хлопчатник и элитные саженцы плодов, ягод и винограда будут возмещаться на 50 %.

 

Казахстан – «номер один» по сбору льна масличного

 

Отталкиваясь от базовой линии по снабжению фермеров высококлассными семенами, в отечественном АПК продолжит развиваться тренд на разнообразие, диверсификацию посевных культур. Например, в прошлом 2018 году зерновые и зернобобовые растения были посеяны на площади 15,1 млн. гектар, в том числе пшеница на 11,4 млн. га, что меньше показателей 2017 года на 555,9 тысяч гектар. Зато масличные были размещены на 2,8 миллионах гектар, что больше на 356,4 тыс. га, кормовые – на 3,4 миллионах га, картофель – на 193,1 тысячах гектар, овощебахчевые культуры – на 248 тысячах га, что в сумме компенсировало сокращение посевов пшеницы.

 

Благодаря этому произошел резкий подъем масложировой промышленности. Первый вице-министр сельского хозяйства РК Арман Евниев выступая по этому поводу на коллегии Минсельхоза заметил, что как никогда раньше набирает обороты масложировой кластер. Так, валовый сбор маслосемян в 2018 году составил 2,7 миллиона тонн. А по производству льна Казахстан впервые занял 1 место в мире, доведя его объем до 930 тысячи тонн.

 

«По производству льна Казахстан обогнал две главные конкурирующие страны – Россию и Канаду. Льна масличного мы собрали больше всех в мире, притом, что эта набирающая популярность среди наших фермеров культура обеспечила более трети от всего прошлогоднего сбора маслосемян в Казахстане. Одновременно, у нас получилось вырастить гораздо больше овощей и картофеля по сравнению с 2017 годом. По овощам рост составил 200 тысяч тонн, что в итоге вылилось в цифру в 3,9 млн. тонн, а картофеля мы собрали на 500 тысяч тонн больше, что сформировало итоговый показатель в 4 миллиона тонн урожая этой культуры за минувший год.  Что же касается экспорта других разнообразных культур, то мы резко нарастили продажу за рубеж ячменя – в 2,2 раза, рапсового масла – в 3,3 раза, сои – в 2,5 раз, томатов – в 2,4 раза», - прокомментировал нашему изданию плюсы политики диверсификации в сельском хозяйстве Арман Евниев.

 

Рынок важнее субсидий

 

Кстати, сам вице-премьер правительства – глава аграрного ведомства Умирзак Шукеев отметил в разговоре с представителем «Делового Казахстана», что наши растениеводы научились четко реагировать не на субсидии, а на рыночный спрос и производить то, что можно выгодно продать. А о том, что рынок важнее субсидий, по мнению Шукеева, свидетельствует реакция казахстанских фермеров на развитие животноводства. Так, по предварительным данным, которые озвучил для нас глава МСХ, в нынешнем году сельхозкультуры планируется разместить на площади 22,3 миллионов гектар, что на 290,7 тысяч гектар больше показателя 2018 года. Причем площадь кормовых культур увеличивается на 654,1 тысяч гектар.

 

Только за минувший год поголовье крупного рогатого скота в Казахстане выросло на 5,5 %, достигнув 7,1 миллионов голов. Овец стало больше на 2,2 % до численности в 16,4 млн. голов, притом, что овцы наряду с мясным КРС являются важной составной частью действующей программы «Сыбага» по кредитованию холдингом «КазАгро» животноводческих хозяйств.  

 

Как известно, в прошлом году отечественные животноводы смогли не только обеспечить потребности внутреннего рынка Казахстана в мясе говядины и баранины, но и отгрузить на экспорт рекордное количество мясной продукции как в живом, так и переработанном виде. Напомню, что экспорт всех видов мяса составил 33,2 тыс. тонн, из которых «львиная доля» принадлежит производителям говядины – 19,9 тыс. тонн, а оставшиеся 13,3 тысячи тонн распределились между производителями баранины и мяса птицы.

Между прочим, наши птицеводы уже несколько лет подряд закрывают отечественный спрос на пищевое яйцо, допроизводя огромное количество «излишков», которые с успехом продают на экспорт: преимущественно в Россию и страны Центральной Азии – Афганистан, Таджикистан и Кыргызстан, а уже в этом году перед ними откроется привлекательный по масштабам рынок Ирана.

 

Например, в прошлом году казахстанские птицефабрики яичного направления буквально завалили рынок своей продукцией – 5,6 миллиардов яиц, из которых 602 миллионов штук уши на экспорт. Хотя, для сравнения, в позапрошлом году возможности на рынке – внутреннем и внешнем, были для них немного скромнее: 5,1 млрд. штук производства и 352 млн. штук яиц на экспорт.

 

Из города – в село, за успехом

 

Преуспевающий казахстанский фермер Даулет Жунусов из Карагандинской области специально приехал в Астану и выступил на коллегии Минсельхоза, чтобы рассказать о том, как он видит уже работающую программу МСХ по развитию мясного животноводства, которая вбирает в себя и политику по диверсификации посевных площадей с акцентом на «кормовые» и ориентирование на экспорт, как на возможность постоянного сбыта мясной продукции.    

 

«Я – человек сугубо городской. В начале нулевых начал заниматься бизнесом в Караганде в разных направлениях: от торговли до недвижимости. Но в 2016 году я понял, что главные возможности лежат в аграрной сфере, но все не решался этим заняться. Знакомые посоветовали обратиться в местное кредитное товарищество. Там-то я и услышал о программе мясного животноводства «Сыбага», - начал Даулет Жунусов.

 

Инструменты кредитной программы он оценил, как на редкость выгодные. Потому что раньше до прихода в сельхозбизнес, будучи предпринимателем в другой сфере, он уже сталкивался с по-настоящему высокими процентными ставками: работал с кредитом под 24 % годовых и при этом успешно его погашал. А потому ставка вознаграждения в 4 % для конечного заемщика для него была как «сигнал к действию»: можно не только участвовать в программе, но и погасить кредит за 3-4 ближайших года!

 

«В конце августа прошлого года я один из первых в Карагандинской области получил кредит в размере 31 млн. 250 тыс. тенге на завоз 50 голов маточного поголовья Казахской Белоголовой породы из Горного Алтая Российской Федерации.  Главной трудностью для меня было получение земли, для этого я выкупил старое неработающее крестьянское хозяйство. В регионе масса земельных участков, не вовлеченных в сельскохозяйственную деятельность, большое количество пастбищ, имеющих номинальных владельцев, которые не занимаются животноводческим бизнесом. Это создает препятствия для действительно активных, желающих выращивать крупный или мелкий рогатый скот фермеров.

В этом вопросе мне помогли и кредитное товарищество, и местные исполнительные органы», - рассказал фермер Жунусов.  

 

Выгода кредитного продукта для Жунусова, как для начинающего фермера заключается еще и в том, что государство предоставляет дополнительно свой пакет субсидирования тех или иных затрат фермерского хозяйства. Например, на приобретение сельхозтехники или оборудование фермы скважиной для водопоя животных. В общей сложности, набегают солидные субсидии. В случае с Жунусовым, субсидии в конечном итоге покрывают 11 миллионов тенге кредита.

 

«По поводу разговоров о том, почему по программе нужно обязательно завозить скот именно из-за рубежа, хочу сказать следующее. Завоз племенного КРС в Казахстан сейчас необходим для того, чтобы увеличить поголовье крупного рогатого скота. Ведь если мы будем покупать скот друг у друга внутри страны, у фермеров из соседних областей, нам придется очень медленно и трудно наращивать новую численность животных. Это и есть породное преобразование. А так – я завожу Казахских Белоголовых в количестве 50 штук, потом у меня в планах выйти на 100 голов, затем я думаю вырасти на 200 голов. А это будет служить гарантией того, что в будущем наши откормочные площадки при активном участии малых фермеров, выращивающих молодняк, смогут формировать товарные партии мяса на экспорт», - заверил казахстанский фермер новой формации.

 

В этом году Жунусов планирует приобрести еще 70 голов КРС. В комментарии «Деловому Казахстану» фермер отметил преимущества «якорной кооперации», которая внедряется сейчас повсеместно в стране: внутри нее находится крупная откормочная площадка, которая зачастую связана с племенным репродуктором, а вокруг – в том или ином районе области возникает масса малых профессиональных животноводческих ферм, емкостью 50 – 100 голов мясного крупного рогатого скота. В результате схема взаимодействия малого фермера и крупной откормочной площадки выглядит так: малый фермер получает в бесплатную аренду племенных быков-производителей у откорм-площадки, дожидается отела, выращивает молодняк, а затем продает его адресно той откорм-площадке, с репродуктора которой он взял бесплатного быка. Далее площадка откармливает бычка и уже затем поставляет его для переработки на мясокомбинат, откуда мясо расходится по нашим магазинам или поступает в виде товарных партий на экспорт. Или же бычки продаются за рубеж в живом виде на убой прямиком с откормочников.

 

Куда продается наше мясо

 

Не мудрено, что экспорт мясной промышленности за последний год в буквальном смысле взлетел в два раза по сравнению с 2017-м годом, как в тоннаже, так и денежном выражении. К примеру, годом ранее Казахстан заработал $43,7 млн., а по итогам минувшего календарного года – $95,5 миллионов.  А основными экспортерами нашей говядины стали 20 казахстанских предприятий. Лидеры продаж: ТОО «Кайып ата» из Туркестанской области, ТОО «Актеп», представляющее Актюбинскую область, ТОО «Кублей» в ЗКО и ТОО «Терра» с Костанайщины.

 

Сама продукция животноводства отправилась в приоритетные страны: в Иран количество продаж выросло в 5,5 раз, в Узбекистан почти в 20 раз, в Армению – в 17,4 раза, в Россию - в 2,1 раза.    

 

Как рассказала «Деловому Казахстану» вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева еще одно приоритетное направление экспорта нашей сельхозпродукции – это Китай. В 2018 году со стороны Главного таможенного управления КНР были сняты ограничения, ранее наложенные в адрес Казахстана по таким опасным заболеваниям крупного рогатого скота как «Ящур» и «Нодулярный дерматит». Благодаря этому шагу открылся доступ казахстанской мясной продукции на рынок КНР, были согласованы ветеринарные требования на мясо КРС, проведена инспекция мясокомбинатов, а сейчас ожидается их включение в реестр поставщиков на китайский рынок. Более того, в настоящее время с Поднебесной согласовываются ветеринарные требования по свинине.

В сотрудничестве со странами Ближнего Востока, особо выделяются взаимоотношения Казахстана и Ирана. Например, с этой персидской страной уже достигнуты договоренности по веттребованиям на экспорт нашего скота на убой, согласованы все процедуры к экспорту из Казахстана в Иран переработанной говядины и субпродуктов мелкого рогатого скота. Синхронно Минсельхоз ведет активные переговоры с Королевством Саудовская Аравия: с саудитами уже согласован ветеринарный сертификат на экспорт казахстанского крупного и мелкого рогатого скота для убоя и разведения. В тоже время мы уже осуществляем экспорт говядины и баранины в Бахрейн. А с Оманом у нас подготовлен проект протокола на говядину, баранину и живой КРС.

 

«Сегодня Минсельхоз на законодательном уровне меняет концептуальный подход к ветеринарной безопасности. Речь идет о создании единой системы ветеринарного контроля и надзора, возвращении этих функций от акиматов обратно Министерству сельского хозяйства. После чего должно последовать создание вертикально интегрированной ветслужбы на местах и мобильных постов для контроля перемещения животных и продукции их переработки. К тому же, что очень важно, новые изменения в законе предусматривают финансирование за счет бюджета инспекций казахстанских предприятий иностранными специалистами для включения наших компаний в Реестры третьих стран. Таким образом, мы способствуем выходу казахстанских компаний на экспортные и мировые рынки», - заверила нас Гульмира Исаева.

 

Рейнджеры – защитники дикой фауны

 

 

Между тем сама коллегия в МСХ началась со слов вице-премьера – главы ведомства Умирзака Шукеева, который оповестил собравшихся о том, что указом президента Нурсултана Назарбаева за храбрость и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного долга, орденом «Барыс ІІІ степени награждены инспектора подведомственной организации «Охотзоопром» Петр Ницык и Ерлан Нургалиев (посмертно).

 

Напомним, что в январе этого года двое инспекторов – охраняющие редкие и исчезающие виды копытных животных, преследовали браконьеров, охотившихся на сайгаков. В результате завязавшейся потасовки, оба сотрудника «Охотзоопрома» были избиты злоумышленниками. Впоследствии от полученных травм Ерлан Нургалиев скончался.

Поэтому сейчас в Минсельхозе прорабатывается ряд конкретных шагов, которые необходимо будет предпринять для обеспечения повышенной безопасности охранников животного мира.  Например, в МСХ хотят изменить сам подход к награждению и премированию людей, охраняющих редкие, находящиеся под угрозой исчезновения виды животных. Предполагается, что престиж этой профессии должен быть повышен и возведен до ранга «рейнджеров» по аналогии с США. А еще необходимо будет провести ревизию уголовных дел по тем фактам, когда объектами нападений преступных группировок браконьеров становились инспектора, пытавшиеся им помешать. Потому что казахстанским защитникам дикой фауны не добавляет оптимизма то обстоятельство, что браконьеры зачастую отделываются символическими условными сроками лишения свободы. Хотя статья 337 Уголовного кодекса РК «Незаконная охота» предусматривает максимальную санкцию за истребление животного мира в составе преступной группы до семи лет лишения свободы.

 

Подчеркну, что в настоящее время выплата ущерба государству за голову одного истребленного редкого животного (сайгака, архара, джейрана или кулана) равна 500 месячным расчетным показателям (МРП) или 1 млн. 262 тыс. 500 тенге. Как правило, в одной оперативной группе инспекторов, выезжающей на рейд против браконьеров, находится пять человек. И, как правило, они отлавливают одну или несколько групп нарушителей за рейд, каждая из которых успевает истребить несколько десятков животных – от 10 и выше.

 

В случае, если истреблено 10 сайгаков ущерб государству умножается на коэффициент 1,5 и достигает таким образом почти 19 миллионов тенге. Так вот, Минсельхоз выступает с инициативой – 30 % от этой суммы или 5,8 млн. тенге выплачивать нашим «рейнджерам», сумевшим задержать браконьеров-злоумышленников. На пять человек – это будет внушительная премия: по 1,2 млн. на каждого участника операции. При этом следует учитывать, что промышляющие браконьерством группировки перед своим обнаружением и задержанием способны уничтожить до 70 голов редких сайгаков.

 

Вообще, на территории республики обитает 178 видов млекопитающих и 489 видов птиц.

А объектами охоты являются 34 вида млекопитающих и 59 вида птиц. Общая численность сайгаков в Казахстане в 2018 году составила 215,1 тысяч животных, в том числе Бетпакдалинской популяции – 76,4 тыс., Устюртской – 3,7 тыс., Уральской – 135 тысяч особей.

 

Благодаря мерам по сохранению редких копытных животных их количество с 2012 года по 2018 планомерно увеличивалось: популяция уникального тугайного оленя подросла с 451 до 856 особей, архара с 13 тыс. 872 до 17 тыс. 065 голов, джейранов с 12 тыс. 623 голов до 14 тыс. 055 особей, кулан с 2 тыс. 920 до 4 тыс. 103 животных.  

 

Как заявил на коллегии вице-министр сельского хозяйства Ерлан Нысанбаев, внедряется новая технология ведения мониторинга животного мира с использованием спутниковых маяков – ошейников и установкой фотоловушек в особо охраняемых природных зонах.

«Вместе с тем, несмотря на принимаемые меры по борьбе с браконьерством на сайгаков случаи их отстрела не прекращаются. За 2018 год данные показатели составили 77 факта браконьерства: изъято 429 туши и 501 рогов соответственно. Также зарегистрированы факты браконьерства и на другие виды редких и исчезающих диких копытных животных. Так, за 2018 год зарегистрировано: 11 эпизодов браконьерства на джейранов, изъято 28 туш и два эпизода браконьерства на архаров, изъято две туши», - прокомментировал Ерлан Нысанбаев.

 

Однако в Минсельхозе уверены, что комплекс мер, которые предстоит принять, в том числе на законодательном уровне, больно ударит по рукам браконьеров и тем, кто за ними стоит.

 

https://dknews.kz/citaite-v-nomere/cetyre-stolpa-novogo-minselhoza.html?fbclid=IwAR3yxRUGyT2fZE_vpgR-7Y-xL592cJeL3A-VSju8EUXIHgTpwmZKsYW8EP4

Автор:

Валерий Сурганов

12 Февраль 2019
85 просмотров
0 комментариев
0 Поделились
Комментарии
лучшее в рубриках
на e-mail рассылку
о выходе новых статей
kazvedomosti.kz © Все права защищены 2019
Разработано в: #